Нёстлингер Кристине - Лети, майский жук!

Вот эта песенка, строчка из которой взята в заглавие:

Отец — на войне,
Мать — в пороховой стране,
Пороховая страна — в огне,
Лети, майский жук!

Англичане пели такую же, но о божьей коровке. А русские дети не пели... не потому, что мы не знали войны, а потому, наверное, что война входила в каждый дом, была слишком близко, до неё не надо было лететь, она сама прилетела в наши семьи...
Когда я начала читать об австрийской девочке и её приключениях весной 45 года в последние дни Второй мировой войны, на стыке поражения и победы, я поймала себя на мысли, что эта книга не столько о врагах и бомбёжках. Нет, она прежде всего о нормальной жизни, которую пытаются выстроить в нечеловеческих условиях все герои книги: и трогательная привязанность бабушки к своей комнате с трещиной на потолке, и кража продуктов у гяуляйтера, и походная кухня ленинградца Кона - это попытки жить вопреки громкой мелодии смерти, которая слышится со всех сторон: и в гуле самолётов, и в слухах о кровожадности русских: "русские солдаты убивают женщин, разрезают на куски и засаливают!" Да, страшная война влияет на людей, изменяет их характер, делает кого-то озлобленным, кого-то смелым. Но дети всё равно остаются детьми.
Главная героиня книги девочка Кристель - совершенно естественно воспринимает ход событий, не даёт своих оценок, не делит мир на хороший и плохой, а просто рассказывает о своём детстве: ссорах с сестрой и друзьями,  весьма затейливых играх (например, с украденным пистолетом или с подземным ходом), дезертирстве отца, ожидании прихода русских. И удивительным образом это простое повествование вызывает в сердце острую жалость ко всем героям, даже к старухе Браун, даже к старшине или белокурому Гарольду, к верному Вавре, к нелепому и трогательному Кону. Но больше всего жалко детей. Кажется чудовищно неправильным, что они играют в недетские игры и задают недетские вопросы:
— А что такое обоз? Они не воюют? Почему тогда обоз хуже?
— Обоз не хуже, — ответил отец. — Но передовые, наступающие части лучше. Они важнее. Они получают больше еды, больше денег и могут делать больше хорошего. Понимаешь?
Я поняла.
— А тот, кто больше имеет, — продолжал отец, — и больше может. Тот добрее к другим людям.
Это я тоже поняла.
Передовые части нам давали еду, потому что она у них была. А в обозе ее меньше, и они не будут нам ничего давать.
— Откуда ты все это знаешь?
— Ну, я ведь долго был в России.
— У тебя было много знакомых среди русских?
— Среди русских — нет. — Отец улыбнулся. — Были среди немецких солдат. Какая разница! Никакой!
И действительно. В конце концов понимаешь, что разницы между нами никакой, поэтому так чудовищна война.

Posts from This Journal by “книга” Tag

promo yuvikom october 8, 2013 08:49 60
Buy for 100 tokens
Так я решила назвать эту тему, исходя из нашей семейной традиции уютных посиделок. Из предыдущего опроса я поняла, что такой разговор мамам и папам очень нужен. А потому давайте попробуем. Вместо пироженок и конфеток вы оставляете мне вопросы или проблемные ситуации, которые случились с вами…

Надо почитать... Война - очень страшно...

Да. Оосбенно страшно совместить в сознании войну и детство.
Юля, а как ты можешь приравнивать солдат, которые пришли расчищать себе жизненное пространство, и тех кто защищал свою землю и своих людей?
Я не о солдатах. Я говорю: разницы между нами ни какой - между людьми.
Ну) Мы вон Ленина со Сталиным выбрали, что тоже не фонтан.
Ленин и Сталин были интернационалистами, а Гитлер был нацистом. Если ты считаешь, что это одно и то же... то значит хорошо промыли мозги. Но это противоположное.
Аня, давай не будем про промывку мозгов) А то ведь это действует в обе стороны. ты ведь понимаешь.
Интернационалисты тоже людей уничтожали, правда? С не меньшим размахом. А люди остаются людьми в нечеловеческих условиях - и это так. И вот это человеческое, внутренне - это очень важно сохранить. Не смотреть друг на друга, как на врагов, а попытаться увидеть то общее, что объединяет. Это по-христиански. Нет ни эллина, ни иудея - вот эта мысль.
Ну, я бы сказала, что он не входил ни в одну из группировок.
НЕТ, он первым сказал, что нет эллина и иудея, нет обрезанного и необрезанного. Идея равенства существовала у Христа и у СССР.
Ужасно, что до сих пор люди так и не осознали эту чудовищность, невозможность войны.
Главное, ведь нет одной причины. Это могут быть принципы, идеи, жажда власти, амбиции.