Юлия (yuvikom) wrote,
Юлия
yuvikom

Любовь и поэзия

Поделюсь записью трёхлетней давности. Писала эту статью для газеты "Херсонесский вестник" к Валентинову дню.

Когда хочешь поговорить о любви, оказываешься в положении Волшебника, которому пришлось придумать сказку о Медведе, чтобы поговорить с женой о любви... Вот и поэту каждый раз приходится придумывать свою сказку. Особенно сейчас, когда "врачество", оказывается, ассоциируется с "враньём",а за словом "тварь" не замечают Творца, или за словом "гады" видят не название группы животных, а ругательство. И всё равно обиднее всего слышать слово "любовь", употребляемое направо и налево в немыслимых сочетаниях и в значении исключительно только физиологическом. Наверное, лишь в поэзии остались ещё крупицы возвышенного понимания этого чувства. Вот моё любимое у Иннокентия Анненского:

СРЕДИ МИРОВ

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной ищу ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света.

Какое очарование проникает сквозь строки, как непреложны последние слова: "С Ней не надо света"! Это оттого, что Она сама свет, такая чистая любовь? Или оттого, что любовь вообще не нуждается в освещении, потому что освящена?
Как правило, первая любовь приходит к человеку ещё в столь юном возрасте, когда он даже и не готов к физической близости, когда просто быть рядом с любимым человеком, ловить его взгляд - уже всё счастье жизни. Как умели ценить такую, скажем, бесплотную(не будем говорить платоническую, потому что там другие оттенки смысла), любовь, наши классики:

Константин Батюшков

МОЙ ГЕНИЙ

О, память сердца! Ты сильней
Рассудка памяти печальной
И часто сладостью твоей
Меня в стране пленяешь дальной.
Я помню голос милых слов,
Я помню очи голубые,
Я помню локоны златые
Небрежно вьющихся власов.
Моей пастушки несравненной
Я помню весь наряд простой,
И образ милый, незабвенный,
Повсюду странствует со мной.
Хранитель гений мой - любовью
В утеху дан разлуке он;
Засну ль?- приникнет к изголовью
И усладит печальный сон.

Нет здесь никаких "интимных" подробностей, нет здесь никакого вожделения - только радость о милом образе, только счастье, что он существует. Задержаться сердцем на этой ступеньке, насладиться первым чувством - что может быть приятнее. Но нашим юношам и девушкам не дают остановиться: с экранов ТВ, со страниц глянцевых журналов их толкают друг ко другу почти насильно, уверяя, что смысл жизни в физических наслаждениях, в удовлетворении плоти. Тишины чувств нет в нас, может быть, и потому, что нет глубокого внутреннего, сокровенного благоговения. В пору первой любви о своих чувствах молчат - тем вернее они переполняют сердце и выливаются в прекрасные стихи:

Афанасий Фет


Я тебе ничего не скажу,
И тебя не встревожу ничуть,
И о том, что я молча твержу,
Не решусь ни за что намекнуть.

Целый день спят ночные цветы,
Но лишь солнце за рощу зайдет,
Раскрываются тихо листы,
И я слышу, как сердце цветет.

И в больную, усталую грудь
Веет влагой ночной... я дрожу,
Я тебя не встревожу ничуть,
Я тебе ничего не скажу.

Как это не похоже на современную нам "оголённость" и тел, и чувств. Если всё выставлено напоказ, откуда взяться стыдливости и кротости - тем самым качествам, которые так ценились в женщине испокон века? Современная девушка никак не претендует на известную "Незнакомку" Блока: в самой фразе "дыша дахами и туманами она садится у окна" уже слышна отстранённость, бесплотность образа, неприкосновенного для автора. Обладать им - это было бы кощунство с точки зрения влюблённого. Не то сейчас - зрелость понимается исключительно физиологически, забыто ощущение чего-то недозволенного, тайного и в этой великой тайне - прекрасного. Никто не считает, что любовь нужно вырастить в себе, как цветок, оберегать её от досужих глаз, хранить глубоко в сердце. Как целомудренно звучит стихотворение севастопольского поэта Николая Ярко:

Какая блажь ступать по тёплым плитам,
и крылья чуять за своей спиной,
и бормотать: "тобой, одной тобой...".
и прибегать к сравнениям избитым.

Ну, например, старушку, у которой
Букет последний выхватил из рук,
сравнить с добрейшей феей. Думать вслух:
"Приходится сравненье это впору".

"Но с бородавками бывают разве феи?" -
засомневаться вдруг. Увидеть двери.
Прислушиваться, долго не стучать.
шаги - нет! нет! - земные услыхать.

Потом сидеть на колченогом стуле,
с блаженною улыбкой повторять
смешной романс на музыку июля:
Ну где вы ходите? Я так устала ждать.


Недосказанность, сокровенность и даже сакральность любви предполагает некую закрытость от посторонних, тайное знание, которое поддерживается только между двумя посвящёнными. Ведь любовь - это такая гигантская невавилонская башня, которая позволяет влюблённым говорить на одном языке - сердцем (моё "Со-словие"):

А башня? А башню сносит:
и красное солнце - конское -
купается в море сосен.
И невавилонская башня
единый язык транслирует
влюблённым.
Поймёт ли вчерашний?
А завтрашний - аплодирует!

Мне думается, что сегодняшние наши дети, которые считают себя взрослыми, всё же должны услышать предупреждение в стихах современного крымского поэта Олега Воробьёва(из стихотворения "Надир"):"О нет, не в постели становится мальчик мужчиной"! Приведу здесь одно из ранних стихотворений Олега, моё любимое:

Черный ветер сквозь белый остов...

Черный ветер сквозь белый остов.
Я уже не боюсь молчанья.
Умирать надо очень просто,
Умирая под звон венчальный.

Мел и глина, печати солнца.
Память склепа – под меч заката.
Каждый плачет, когда проснется –
Слезы речи и кровь объятий.

Черный ветер сквозь белый остов,
Эти лица – слепяще-близко –
Раскаленных земных погостов
И оскаленных обелисков.

Ветер вновь развевает стяги
Вечной скорбью над смертным градом,
Но огню не хватает тяги,
Кто-то прячется где-то рядом.

Черный ветер сквозь белый остов,
Хороводы любви и тени,
Черный полдень на перекрестке,
Поцелуи в часы затмений.

Заблудившейся и безумной,
Никогда не согреться стае,
И восходят другие луны,
Забывая и расцветая…

Черный ветер сквозь белый остов.
Я уже не боюсь молчанья –
Умирать надо очень просто,
Умирая под звон венчальный.

Удивительное состояние - умирание чистой любви, завершение этого этапа жизни воспевает поэт со всей силой своего странного чувства. В ту пору я испытывала практически такие же чувства, когда выходила замуж. Не было только звона венчального, была простая "советская" свадьба, но мучительный переход состояния был - это очень помню.
Мне казалось, что свадьба - это и смерть, и рождение одновременно.

И ещё одно очень важное замечание: любовь - это не получение каких-то благ и удовольствий от другого человека. Такой прагматический подход убивает чувства. Любовь - это всегда жертвенность, всегда забвение себя ради другого:

коротко о ней

Ты думал, это битва двух гордынь,
а оказалось - жертвенное пламя,
в огне его мы обращаем в дым
плоды непониманья между нами...
Tags: любовь, поэзия, статья
Subscribe

Posts from This Journal “поэзия” Tag

  • Память

    В сердце у Бога все живы, даже и те, кого нет... Море штормит, и порывы ветра сдувают рассвет. Как моряки на иконе (те, кто почил в глубине), в…

  • (no subject)

    Церковь Воскресения Христова в Форосе. Весенний дождь смывает цвет с ветвей, и лепестки ручей уносит в море. Холодный строгий март из-за дверей…

  • С праздником!

    Вчера был День поэзии. Всемирный. Поздравляю! Поэтов и любителей поэтического слова. Мы все любим гармонию и красоту. И - в подарок мой стишок…

promo yuvikom october 8, 2013 08:49 60
Buy for 100 tokens
Так я решила назвать эту тему, исходя из нашей семейной традиции уютных посиделок. Из предыдущего опроса я поняла, что такой разговор мамам и папам очень нужен. А потому давайте попробуем. Вместо пироженок и конфеток вы оставляете мне вопросы или проблемные ситуации, которые случились с вами…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments